Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: оп (список заголовков)
02:01 

что б умереть ей хоть на сутки позже (с)

после каждой ночи - день
Снег был холодным. Снег был ужасающе настоящим. Когда Флетчир погрузил в него босую ступню, казалось, он стал на колотое стекло.

Снег придумал Вирриан. Как и все остальное, что было вокруг. Зима, не предусмотренная сменой сезонов Райского Сада, позволила императору обойти строгие предписания цетагандийского этикета, не позволявшего носить полный траур по человеку не своего Созвездия. Белыми были его одежды, и только на верхней накидке сломанный стебель бамбука пятнал их случайным потеком туши. По мере того, как Флетчир продвигался вперед, длинные края его одеяний впитывали в себя потаявший снег, делая продвижение все более медленным - и это ощущение тоже было ужасающе настоящим, как и ощущение холода, идущего от земли. Флетчир едва сдержал стон удовольствия. Аут-лорд Вирриан умел доставить удовольствие.
Бамбук, в одночасье застигнутый холодом, почернел и сник; вместо всегда царивших здесь зеленоватых сумерек он сделался акварельно-прозрачным, видимым на многие расстояния. Сквозь черные стволы Флетчир различал неподвижные фигуры гем-гвардейцев, застывшие, подобно статуям, по обе стороны его пути; красный цвет их мундиров в прорехах между деревьями напоминал кровь, стекающую по стволам. Гем-генерал Бенин, глава безопасности РС, хорошо помнил последний заговор и мысль, что в согласии с протоколом Императору дозволено проститься со своим фаворитом в одиночестве, вгоняла его в нервное расстройство. Бенин не мог навязать своему повелителю эскорта, а гвардейцы на таком расстоянии вряд ли могли быть полезны. И, однако, никто не мог запретить гем-генералу удовольствия наглядной демонстрации своей силы и бдительности.

Флетчир медленно выдохнул через нос теплый воздух, прикрыл глаза, нежась от открывшейся картины.

Последний штрих.
Черный, белый и красный.
Безупречно.

Пошел снег. В безветрии он падал медленно и вертикально, засыпая черные бамбуковые стволы и неподвижные фигуры гем-гвардейцев. Когда он пойдет обратно, снег занесет их совсем - как занес бы пятна засохшей крови.

Нет, он не ошибся, дав Бенину его пост.
Пусть он и гем, его эстетическое чутье великолепно.


Император толкнул дверь и вошел.

@темы: Флетчир-моногатари, ОП

20:53 

по-над озером

после каждой ночи - день
you can reduce me to tears with a single sigh
every breath that you take
any sound that you make
is a whisper in my ear



Ба клубились на ветках.

Серые их одежды развевал ветер, и это усиливало их сходство с полосами тумана, сгустившегося на деревьях - словно вместо кукушек посадили диковинных серых птиц с человечьими лицами. Похоронная церемония была одним из немногих ритуалов, когда ба дозволялось сидеть выше, чем аутам - но, поскольку по рангу им не были положены летающие платформы, они сидели на специальных помостах, сделанных на ветвях старых криптомерий.
Ба Хокори выглядело спокойным, но остальные члены Второго Малого оркестра почти кожей улавливали его напряжение. Ба ждало момента.

Похоронная процессия тронулась.
В то же самый миг ей ответило сотрясение воздуха духовыми.

"Увввааа-а-а-аааааээээ...." - сказал губной органчик, страх и трепет воздуха, незримая душа музыки, ее опора, надежная, как серый грунт на полотне под слоем ярких красок. Одновременно ему откликнулось хитирики - пронзительным, высоким, душераздирающим "ИИИИИИ!" - смыкая его звучание в купол и выводя в одну ослепительную, невыносимую точку. Ба Хокори слегка расслабилось, все шло хорошо, оно ощущало звучание каждого инструмента в кончиках дирижирующих пальцев. Серебрянная цитра плакала струями осенних дождей, и арфа вплеталась в нее, как падающие листья. Где-то там, в глубине мелодии, рыдала почти неслышная сякухати - красивому ба с копной черных волос было холодно, и оно куталось в серые одежды почти до самых пальцев. Снег, которым аут-лорд Вирриан украсил свою смерть, стремительно таял - но в таянии его не было радости, словно времена года повернулись вспять и вместо весны зима возвращалась в осень. Краски померкли, клонящийся в вечер день казался прозрачным, как дымчатый хрусталь. Император одел белое - цвет зимы и смерти, и только шлейф его одеяний был перечеркнут сломанной веткой бамбука, нарушавшей белизну, как крик дикой цапли нарушает тишину ночи.

Последняя нота затихла, и ба Хокори пережило - как и всегда в таких случаях за свою долгую жизнь - близость к обмороку за три секунды ожидания, пока вторая часть оркестра (оставленная по необходимости без его, ба Хокори, присмотра) вступит из-за озера.
Ровно через три секунды что-то случилось. Ба почувствовали беспричинное волнение, в животе похолодело, по коже пробежали мурашки... и тёмный, тягучий, бесконечно-печальный звук контрабаса поплыл над озером. Он был так плотен и низок, что уходил почти в ультразвук, и исполнен такой невыносимой потусторонней тоски, что был почти невыносим для слуха. Ба вскинулись, дружно подавили вздох восхищения, слезы выступили у них на глазах - и они отныне и навек простили и полюбили контрабас, равно как и саксофон, невзирая на то, что эти двое не были воспитанниками Райского сада.
Губной органчик посмотрел на сякухати, сякухати посмотрело на барабанчик тайко. Все вмести они посмотрели на ба Хокори - ибо ба Хокори, как старшему, надлежало первому вынести вердикт.

- Неплохо. - голос ба Хикори был хриплым, словно от внутренних слез. - Очень неплохо. Только не стоило ему вкладывать в музыку печаль собственного сердца. - Ба Хикори покачало головой. - Будем же терпеливы. Когда он избавится от этого порока - во всем Райском саду не будет музыканта, равного ему.

@темы: ОП, Флетчир-моногатари, кукушечное

00:02 

Aicha, Aicha, regarde-moi! (с)

после каждой ночи - день


"Я жду вас уже семь минут... с половиной." (с)
Ба Луша снимает очки.


***

@темы: ОП

13:30 

Инь. Ян.

после каждой ночи - день


Флетчир - Вирриан

@темы: ОП

19:24 

в джазе только...

после каждой ночи - день
Ба-дирижер отложило палочку и уже совсем хотело было произнести «Неплохо, очень неплохо!», - как от двери раздались тихие вежливые аплодисменты: незаметно вошедшее высокое светловолосое ба, тонкая золотая кайма на одеждах которого изобличала принадлежность к Ведомству Внутренних Покоев Небесного Императора, тактично дало знать о своем присутствии. «Как не вовремя», подумало ба-дирижер, но с достоинством поклонилось.
- Вы ба Хокори, возглавляющее Второй Малый оркестр? Если я правильно помню, именно ваши музыканты играли на прошедшей церемонии Первых Осенних листьев? - Тогда на церемонии их музыка удостоилась высточайшей похвалы. Ба-дирижер почувствовало себя польщенным и почти простило непрошенного визитера. - Вы ведь играли «Бездну звездного света?» - продолжило пришлое ба с улыбкой. Ба-дирижер снова заподозрило подвох, и не напрасно – дворцовое ба слегка отступило, и за ним обнаружились тщательно составленные друг на друга птичьи клетки.
- По поручению Ведомства Внутренних Покоев Небесного Владыки, я передаю вам на обучение этих птиц.

«Вот так всегда», подумал маленький барабанчик тайко.
«Мы генетически сконструированные музыканты», подумала арфа, «но, конечно, этим дворцовым нет до этого дела!»
«А кто будет кормить птичек», подумал альт.
«А какие красивые брови у этого ба», подумала красавица флейта сякухати – молоденькое ба с копной темных волос.
«А я всегда говорило – от ба с волосами жди неприятностей», подумал губной органчик и покосился на сякухати.
«А сколько денег нам выдадут на их содержание?», подумал практичный большой барабан. Вслух же он сказал:
- Предлагаю поручить новеньким следить за птичками!
Два десятка благодарных взглядов засвидетельствовали – большой барабан спас этот вечер.
Новые ба появились в оркестре три года назад - когда выяснилось, что во всем Райском Саду не найти достойных саксофона и контрабаса и ба-дирижер было вынуждено взять инструменты со стороны. Было ли дело в том неуловимом чувстве превосходства, которое всегда питают ба, заложенные и выросшие в Райском Саду, близ Звездных Яслей, к своим товарищам, созданным на других планетах, путь даже в самых лучших генных лабораториях столиц сатрапий, или просто в том, что оркестровые ба знали друг друга чуть не с репликатора и болезненно восприняли появление в своем кругу чужаков – но двое новых ба, прибывших с Ро Кита с кучей дипломов и наилучшими рекомендациями, так и не стали во Втором Малом оркестре своими.
- Так и решим. – Ба-дирижер благосклонно кивнуло и расцвело крокодильей улыбкой. Пусть-ка посмотрят за птичками… консерваторки.
«И какого черта мы кричали, что хотим разведчиками в Цетаганду», подумали саксофон и контрабас.

@темы: ОП, кукушечное

мастер монограммы эм а

главная